Ваш регион - ГродноНайдено: 58 объявлений
Минск и районМинская областьБрест и областьВитебск и областьГомель и областьГродно и областьМогилев и область
Ваш регион - ГродноНайдено: 58 объявлений
Минск и районМинская областьБрест и областьВитебск и областьГомель и областьГродно и областьМогилев и область
Коммерческая недвижимость - Megapolis-real.by
Ваш регион - ГродноНайдено: 58 объявлений
Минск и районМинская областьБрест и областьВитебск и областьГомель и областьГродно и областьМогилев и область

Как ювелирные магазины перенесли коронакризис? Рассказывает глава одной из крупнейших сетей

14:56 01.07.2020

Поговорили с Алексеем Корягиным, учредителем брендов «7 карат» и «Diamante», про сложности этой пандемичной весны. В большом интервью – рассказ о том, как белорусские ювелиры пережили спад продаж и проблемные переговоры с арендаторами, а еще ответ на вопрос, что же все-таки круче – стрит-ритейл или торговые центры, и как сделать так, чтобы наши улицы превратились в нью-йоркское Пятое авеню.

- Как ваша компания отреагировала на сложности, вызванные коронавирусом?

 - На данный момент в моей компании нет кризиса. Наблюдаются определенные колебания, но такого глубокого кризиса, как в России, мы не испытываем.

Применяем строгие правила замера температуры у каждого человека, и если она повышена, сотрудник просто не допускается к работе в офисе. Некоторые наши сотрудники переболели коронавирусом, но в очень легкой форме, буквально через две недели они вышли на работу. Наверное, позитивная атмосфера, царящая в нашей компании, благотворно влияет на здоровье людей.

 - Если вернуться немного назад, в середину марта, неужели вы тогда не чувствовали никакого спада в продажах?

 - До середины марта мы чувствовали очень большой подъем, а после 15 марта начался спад. Тем не менее, наша компания все равно в плюсе и по итогам марта, и по итогам других месяцев благодаря слаженной работе и договоренности с арендодателями. Они снизили нам цены, и в апреле мы хотя бы вышли в ноль, хотя я, честно говоря, думал, что пойдем в минус.

Что касается числа магазинов, несколько из них, отдельно стоящие точки в райцентрах, у нас ранее стояли под сокращение. Соответственно, мы их и закрыли, предупредив сотрудников, и это не было болезненно. Мы достаточно крупные игроки на оптовом рынке, и со всеми универмагами у нас была договоренность, что в случае каких-то кризисных моментов они вернут нам товар. В итоге они все вернули, и мы этот товар поставили в свои магазины. Сейчас видим, что вроде бы до выборов перспектива инфляции невысока. Соответственно, мы опять предлагаем свой товар и снова заходим на рынок оптовой торговли.

 - Если говорить о мартовском спаде, о каких числах идет речь?

 - До 15 марта было очень классно, мы шли на уровне +130%. К концу марта продажи настолько упали, что мы вышли где-то на 80%. То есть спад был, и мы даже немного оказались удивлены. Наблюдалась определенная паника, и люди сильно переживали из-за коронавируса, а у нас основные магазины расположены в торговых центрах.

Кто-то верит в опасность коронавируса, кто-то не верит. Тем сотрудникам, кто опасается за свое здоровье, мы предложили поработать из дома. Немного оптимизировались – в наших магазинах всегда работало по три человека, заведующий и два продавца, сейчас оставили только продавцов. В выходные мы раньше выводили двойной штат, сейчас пока тоже выводим двух человек.

 - Связываете ваш спад с опасениями людей по поводу посещения торговых центров? Или проблемы с платежеспособностью тоже ощущаются?

 - Нет, это скорее испуг людей перед лицом инфекции. Хотя у нас в сети не было тяжелых случаев коронавируса, видимо, у всех сильный иммунитет. Что касается спада платежеспособности, его мы не чувствовали. Вообще, уделяем много внимания психологии людей и контролю за выполнением наших стандартов, поэтому у нас на самом деле работают очень достойные люди. Слабые люди сваливают, а те, кто посильнее, затачиваются под наши стандарты и очень круто отжигают.

- Вы упомянули про снижение числа персонала. Принимались еще какие-то противоэпидемические меры?

 - Конечно, мы приобрели антисептики, ввели маски. Хотя мы не настаивали на масках, потому что девочкам, возможно, хотелось казаться красивыми, нарядными. Сказали им, что каждый ответственен за себя. Если правильно помню, у нас из всей сети, 45 магазинов, заболел только один продавец.

 - Удалось найти общий язык с арендодателями?

 - С некоторыми из них вышли очень сложные переговоры. Речь о трех крупных центрах – «Грин Сити», «Дана Молл» и «Момо». С первым из них удалось договориться, мы остались. Что касается «ДаныМолл», оттуда нас практически выгнали.

 - В связи с чем?

 - Сказали, мы тут требуем себе скидки по аренде, а на наше место есть очередь из десяти человек. Если честно, я о таком не слышал и думал, что блефуют. Поэтому мы гнули свою линию, но, как оказалось, они не блефовали, и нам пришлось уйти. У меня управляющий написал достаточно жесткое письмо в адрес «ДаныМолл», и мне пришлось лично ехать извиняться за него. В итоге нас оставили, но подняли нам цену раза в два. Учитывая, что наша сеть достаточно крутая, мы решили остаться даже при этой большой цене и ради той небольшой прибыли, что там будет.

- «ДанаМолл» того стоит?

 - Не стал бы рекламировать данный магазин. Но он входит в первую десятку хороших центров, где мы стоим.

Что касается «Момо», там у нас два магазина. Из одного нас убрали, но мы попросили какую-то альтернативную локацию, нас переставили в стоящее рядом помещение. Но мы же здравомыслящие люди, и здесь нельзя обижаться на арендодателей. Если у них на самом деле есть люди, готовые платить больше, это вполне нормально. Конечно, хотелось остаться на старом месте, но нам пришлось напрячься, переехали в помещение раза в два больше прежнего. Ничего страшного, надеюсь, что выживем и дальше будем в хороших отношениях с арендодателем.

Наши бренды, «7 карат» и «Diamante», считаются одними из самых сильных и конкурентоспособных сетей на рынке. Нас знают, уважают, мы с уважением относимся к другим ювелирным сетям. С одной стороны, мы конкурируем с ними, но у нас внегласная договоренность не делать каких-то интриг. Стараемся работать открыто, можем заехать на какое-то место, только если с него кто-то уходит. А если нам говорят – мы сейчас выгоним арендаторов и поставим вас… Некоторые готовы так работать, но мы стараемся не переходить дорогу тем, с кем мы в партнерских отношениях.

 - Вижу, вы поддерживаете коммуникацию с коллегами из других компаний. Исходя из этого, как отрасль восприняла нынешний кризис?

 - Знаете, некоторые заводы закрылись на карантин, та же Zorka. Что касается ювелирной индустрии в целом, и, в частности, российской, им сейчас очень тяжело. Дело в том, что раньше многие предприятия в России работали по серым схемам, мутили с налогами. У нас в Беларуси так не работают уже лет 15, а за них только сейчас плотно взялись. Кто-то свернул производство, но кто-то держится. Так что, думаю, ювелирным производителям сейчас сложновато. Что касается нас как розницы, на данный момент продажи у нас идут. Очень сильно просели продавцы одежды.

Сейчас люди стали приходить в наши магазины, конкретно зная, что они хотят купить. Проводят в магазинах пять минут, не надо им ничего показывать или уговаривать, забирают товар и уходят. Естественно, волнуются о том, чтобы не проводить много времени в магазине.

- Сейчас, когда все минчане выйдут из изоляции и кризис окончательно завершится, что может ожидать рынок коммерческой недвижимости?

 - Есть несколько помещений, которые я сдаю под общепит. Это помещение в Бобруйске, 250 квадратов, и ресторанчик в Минске, «Гвоздь». Понимаю, что ресторанчикам в это время сложно, и мы договорились с арендосъемщиками, что несколько месяцев вообще не буду брать с них денег.

Отношусь с уважением к тому, как на это смотрят другие арендодатели. Если государство может снизить цену на аренду, оно это сделает. Если не может, значит, у человека проблема и на месте одного ресторана появится какой-то другой. Во всем должно быть здравомыслие, мы не стоим долго в точке, которая приносит убыток. В течение первых восьми месяцев очень жестко контролируем показатели, и уходим, если не видим роста. На данный момент четко видим, где следует открывать магазины, и стараемся в проблемные места не заходить.

 - То есть это индивидуальный вопрос.

 - Да. Думаю, пандемия больше отражается на рестораторах. Мы стоим в очень хороших локациях, и, думаю, июнь нам тоже принесет успех.

 - Раз заговорили про локации – вам комфортнее работать с торговыми центрами или стрит-ритейлом?

 - Тут нельзя говорить про то, что комфортнее. Раньше рулил стрит-ритейл, сейчас больше рулят торговые центры. Аренда в них подороже, но стоять там более выгодно, потому что мы измеряем проходимость. И, если она есть, мы выживаем даже при очень высоких ставках. Конечно, существует определенный процент доли аренды в чистой прибыли. Но все считается, и там, где доля аренды зашкаливает, мы закрываем магазин. Есть одна такая точка, которую в ближайшее время можем закрыть.

 - Многих минчан удивляет то, сколько у нас торговых центров и зачем при таком их количестве строить новые. Что думаете об этом?

 - Знаете, очень спокойно отношусь как к количеству торговых центров, так и к другим преобразованиям в нашем городе, главное, что люди вкладывают деньги. У некоторых торговых центров пока еще слабая проходимость, значит, они будут делать какие-то новые фишки и вкладывать дополнительные деньги. Например, в ТЦ «Замок» есть каток, очень мощный фудкорт. Если смотреть на ту же Европу или Америку, там какие-то торговые центры сдуваются, кто-то их выкупает, перекупают сети и так далее.

Так что не осуждаю наличие торговых центров. Я только за то, чтобы наши центральные улицы, несмотря на запреты историков, разрисовали в яркие краски, сделали что-то радостное и праздник для людей. Знаете, когда идешь по проспекту Независимости, вокруг все серое. А если бы ты шел и вокруг были разные цветы, глаз бы радовался. Я сам визуал, поэтому хотелось бы так сделать.

 - Запреты же не берутся из воздуха.

 - Понимаю, я же никого не осуждаю. Хотя мне этот сталинский ампир не мешает, просто хочется сделать повеселее. Очень люблю Белоруссию, и, наверное, блакитное небо с белыми облаками гораздо позитивнее, чем серый вечер, правда? Я ювелир и работаю с красотой. Многие знаменитые и крутые люди покупают изделия в наших магазинах и получают удовольствие: женщины – во время примерки, мужчины – в момент дарения. Все это немного связано с романтикой, а романтика серой не бывает.

 - Давайте вернемся к стрит-ритейлу. Хватает его в Минске, как по-вашему?

 - Я бы все первые этажи наших центровых улицы однозначно вывел бы под доходные помещения. Можно взять лучший опыт любых стран, того же Стамбула. Там первые этажи – сплошь торговые помещения, а у нас на первых этажах очень много квартир. Понимаете, стрит-ритейл – это какой-то бизнес, креативность, и это было бы красиво. Многие бы покупали что-то, моделировали. Когда идешь в Нью-Йорке по Пятой авеню, там чего только нет – и клубнику в шоколаде продают, и всякие картины. Так что первые этажи зданий – это однозначно должны быть не квартиры, а торговые помещения, и чем больше их будет, тем лучше. Будет конкуренция, люди при конкуренции стараются больше читать и больше обучать продавцов, соответственно менталитет меняется. Вижу это и по опыту наших продавцов.

 - Что нужно сделать, чтобы у нас было как на Пятой авеню?

 - Нужно сказать, что бизнесмен – это очень духовный человек, чтобы наша власть не унижала бизнесменов. Для людей очень важно не управление ими, а вдохновение.Если власть будет говорить, что вы – умные люди и вы способны что-то создать, каждый человек, в том числе и каждый белорус, в это поверит. Например, мы раньше занимались оптовой структурой, потом перешли в ритейл, и сейчас открыли свое производство, но на это у нас ушло двадцать лет. И я вижу, что власть должна внушать людям, что они способны создавать свое производство, каждый белорус способен на все. Почему мы должны делать какие-то дешевые товары на дешевые страны? Мы можем делать вещи мирового уровня.

Людям надо помочь увидеть более серьезные цели. Конечно, радею за то, чтобы люди создавали производства, причем ориентированные на экспорт. Не надо далеко ходить, надо просто сказать, что царь и бог – это не колхозник и не рабочий. Царь и бог – осознанность, и деньги не врут. В бизнесе нет хороших и плохих, богатых и бедных, есть выгодно и невыгодно. Есть язык любви, а есть язык бизнеса.

- Что вы подразумеваете под осознанностью?

 - Когда ее нет, ты делаешь ошибку, но обвиняешь в этом других. Тебе причиняют боль, а ты думаешь, что это сделало государство или какой-то человек. Но ты должен задуматься вот о чем: если обвиняешь государство, едь в Новую Зеландию и работай там. У нас в государстве огромное количество административных штрафов, их нужно убрать. Если нам дают штраф 300 тысяч долларов за то, что у нас пятитонный сейф не прикручен к стенке на какой-то болтик, кого я должен в этом винить? Мне тогда было больно, но если не нравится, можно ехать в соседнюю страну или куда подальше.

Вот это и есть осознанность, когда ты принимаешь ситуацию. И тот случай для меня был просто дорогим семинаром. Да, я заплатил деньги, и я этого сам захотел. Есть очень много инфоцыган, которые болтают про успешный успех. Мне не надо тот же Ицхак Пинтосевич, Энтони Роббинс или Хакамада. Их тренинги – это хороший концерт, но концерт стоит концертных денег, пару десятков долларов, не тысячу и более. Если хочешь понять про бизнес, нужно научиться считать, читать людей.

Я за то, чтобы у нас в государстве все было в частной собственности, потому что только частник может адекватно чувствовать свой бизнес. Он будет делать все, чтобы бизнес работал. Возьмите торговый центр «Столица». Раньше он был на первых местах, сейчас еле-еле держится, среди всех наших магазинов это одна из самых паршивых точек, и это последствия государственного управления. Торговый центр должен быть заполнен, а там работает только один этаж.

 - Вы упомянули про открытие своего производства. Можете рассказать, как это было?

 - Вначале мы занимались оптовой торговлей, потом розничной. Хорошо разбираемся в моделях, у нас есть база, куда мы можем поставить наши изделия, поэтому решили создать производство. Приобрели убыточное производство по цене раз в пять дешевле, получили лицензию. Сейчас имеем право скупать металл и делать из него изделия.

 - Как приобретали сеть «585»?

 - Эта сеть была одним из наших конкурентов на рынке. Во время сильного кризиса их учредитель не рассчитал свои финансы, и многие поставщики из России забрали у него неоплаченный им товар. Учредитель позвонил нескольким покупателям и предложил цену за сеть, мы дали большую цену. Получили где-то 12 точек, из них более-менее нормальных было три. По сути дела, мы приобретали точки, управление и контроль там были очень слабыми, люди практически не работали. Мы внедрили свою систему, стандарты, и заработали как механизм. Кстати, та сеть развалилась как раз потому, что их проверял Госконтроль, и они получили очень большие штрафы.

Не сказал бы, что это была какая-то крупная сделка. Мы не выкупали их товар, а медленно его реализовали. Если правильно помню, тот товар был конфискован и мы переводили деньги в отдел принудительного исполнения. Причем он начал ранее открывать свою сетку, чем мы. Позже, когда мы стали заходить в крупные центры, услышали – «585» ассоциируется с дискаунтером, не хотим, чтобы он у нас присутствовал. Тогда мы переименовали его в сеть «Diamante».

 - Чем бы вы хотели закончить нашу беседу?

 - Хочу сказать, что административные правонарушения в сфере бизнеса вообще не должны наказываться штрафами. Например, нас наказывали за то, что у нас на товаре не та бирка или нитка, и мы получили даже не штраф, а конфискацию. Мы официально выплачиваем бюджетные, налоговые, таможенные платежи, а могут придраться к какой-то нитке. Еще, например, в сейфе нельзя хранить накладную – если ты это делаешь, это считается нарушением административного законодательства и можно получить штраф 10% от того, что лежит в сейфе. Я за то, чтобы жестко наказывали, если люди не платят налоги или отмывают деньги, но я категорически против административного беспредела. Неправильно хранишь, перемещаешь, например, без накладной – штраф. Так сделайте три предупреждения! Люди могли не знать все законы, они не могут все знать. Считаю, если создавать сильную структуру контроля, надо следить только за уплатой налогов. Зачем государству контролировать сохранность частной собственности, какая государству разница?

Каждый человек выполняет свою миссию. Я достаточно сильный человек и могу выдержать то, с чем регулярно сталкиваюсь. И если говорить об осознанности, я за то, чтобы как можно больше людей были богатыми и чтобы каждый попробовал себя как предприниматель. Можно делать что угодно, выращивать растения, грибы, но главное – понимать, что ты должен уметь это продать. Можно чуть-чуть пробовать, делать что-то, что приносит тебе деньги, и параллельно что-то свое. Вышивать, расшить бисером майку со Жданович и продать.

У меня одна знакомая спросила – как стать богатой? Ответил ей – на торговле ты заработаешь миллион, но на производстве – сто миллионов. Как начать? Берешь какие-то красивые детские туфельки, но не покупаешь их, а выставляешь фото на том же Куфаре, Онлайнере и так далее – изучаешь спрос. Потом смотришь, по поводу какого из артикулов к тебе больше обращались, и только при наличии спроса делаешь закупку. Но не каждый за такое возьмется, не каждый хочет быть богатым.


Автор статьи: Филипчик Надежда

Фото: архив героя, minsknews.by, pixabay.com

Смотрите также: Аренда торговой недвижимости

Актуальные предложения
Аренда офисной недвижимости
Гродно
300м2
24
руб. за 1 м2
Аренда торговой недвижимости
Гродно
85000м2
0
руб. за 1 м2
Аренда складской и производственной недвижимости
Гродно
548м2
6
руб. за 1 м2

Читайте также:

Актуальные предложения
Аренда коммерческой недвижимости

Аренда помещений в Гродно

Аренда офисов

Аренда торговых помещений

Аренда складов и складских помещений

Аренда производственных помещений

Продажа коммерческой недвижимости

Продажа помещений в Гродно

Продажа офисов

Продажа торговых помещений

Продажа складов и складских помещений

Продажа производственных помещений

Купить бизнес в Гродно

Продажа СТО, автомойки, шиномонтажа

Продажа ресторанов, кафе, пиццерий, кофейн

Продажа салонов красоты, парикмахерских, соляриев, саун

Наверх